ЕВРОПЕЙСКИЕ КАНИКУЛЫ

 

Берлин


В Тиргартен-парке пикникуют мусульмане. Неяркая степная красота Унтер Ден Линден, этот дивный орднунг деревьев одинакового роста, кончается Рейхстагом. Пойдешь налево - попадешь в еврейский лабиринт. Здесь орднунг заштормило. Земля изогнута волной, несет какие-то шкафы или гробы, короче, очень страное 3D. Уйдешь туда и пропадешь с концами, взорвется мозг - зачем они убили так много человек, зачем разбили этот лабиринт? И кто же победил в конце концов, неужто дружба?

 

Париж


Гуляя латинским кварталом
похмелился в пивной "Метод"
добавил в бистро "Декарт"
почувствовал что существую
ergo выпил еще

На рю Арбалет химера
спорила с Хемингуэем
на чисто вийоновской фене
которую не проссышь

Сейчас бы пойти к Нотрдаму
послушать там рокенролла
да покурить с Модильяни
Но на Монмартре жесть
как нагревается крыша
как отрывается башня
Даже святые теряют
голову как Сен-Дени

Как отыскать несвятому
путь на рю Старой Жопы
в чреве Парижа где даже
глист заблудились и крот

а я только сон химеры
сомлевшей в миазмах Сены
И существую до тех пор
пока открыт бар "Декарт"

Генуя

 

Лигурия это такая аллегория
вечного лета
Литургия
дольче фар ньенте

Лежишь на скале и даже
в море нырять не надо

Потому что море приходит само
сколько хочешь
Прибой
и отбой душевной тревоги

Здесь душа узнаёт себя в каждой волне
разбивается с каждой волной о скалу
исчезает без всякого сожаления
Тело встаёт и прогнав с полотенца крабов
отправляется выпить эспрессо
в таверну под итальянским флагом

 

Альпы

(стихи, написанные на пакетике для рвоты в самолёте одной европейской авиакомпании)


– А что Париж?
– Так штопора же нет!
У меня указательный палец в бутылке застрял
(указывает на дно).
– А что Париж?
– Да, я сейчас парю
над Австрией, меж Моцартом и Богом.
Жру бутерброд, и не сказать, чтоб счастлив...
– А что, Париж и Вена –
города гарантированного счастья?
Не то чтоб я не мог ответить ДА,
но я лечу в Сибирь, а это глупо.
– А что, Париж не плакал по тебе, когда ты уезжал?
– Я там довел до слёз одну особу.
Считается? Потом мы ели щи.
Нам ночь казалась голубою чашкой
из детской книжки.
И божья благодать, как медный таз
нас накрывала раз... Да и не раз, если честно.
– А что Париж, я всё хочу спросить?
– О, там всё хорошо, всё хорошо...

 

Метаморфозы

 

1
Вот старичок
ведёт грузовичок.
Везёт металлолом
под снегом и дождём
по улице имени шурина Ленина,
чтоб заработать прибавку к пенсии
и, в аптеке купив упаковку элениума,
сны потом смотреть советские – с песнями
про самое главное, светлое, яркое...

А тут гаишник стоит с полосатой палкой,
с волосатой лапкой.
Говорит:
– Стоп, старичок!
Твой грузовичок
не прошёл техосмотр,
и сам ты не бодр,
а твой металлолом подозрительно напоминает бомбу...

Старичок кивает:
– Она
столько лет лежала дома у нас,
все ходили на цыпочках, боялись, что щас рванёт,
ели дерьмо, носили рваньё,
слушали враньё
по радио,
от страха весь мир загадили;
а сегодня я завтракал сухарём,
хрусть – и последний зуб сломан,
подумал – вот мы умрём,
а она останется одна дома;
смастерил грузовичок из старого зингера,
сотворил из кефира немного бензина
и поехал с этим ебаным стингером
до какого-нибудь вторчермет-магазина,

но, похоже, заблудился, старый пень, на хрен:
сколько ни еду – всё улица шурина Ленина;
куда ни гляну – кругом гастарбайтеры да олигархи
и совсем не видно нормального населения.

Мне страшно, дай хоть тебя обниму
и поцелую, ты не гляди, что я старый. –
Гаишник ланью метнулся во тьму,
и его не стало.

– Соплячок! – сплюнул старичок,
достал мобильничек,
сказал: еду-еду, бабки готовь.
Втопил газу,
FM-радио запело ему про любовь, флирт, секс, оргазм.

 

2
Вот старичок
из больницы вышел
снял штаны чтоб проветрить жопу
которая устала сидеть на стуле
на старом
скрипучем
советском стуле
в кабинете мрачного Айболита
который кашлял и ненавидя
пациентов вообще
а старичка особенно
не хотел признавать его инвалидом
созданным по образу и подобию
Демиурга, который этот мир сляпал
где все злые и никому не хватает денег
Старичок просил и даже немного плакал
а потом забил
насмерть забил костылём эскулапа

Если кто-то спросит
при чём тут жопа –
ответ простой
у нас не Европа
Согласно милицейскому протоколу
старичок недолго простоял полуголым
он нарочно устроил эту акцию протеста
чтобы нашему времени указать его место

 


***
Фасады панельных хрущевок
недвусмысленно намекают на то, что все мы умрем
и будем похоронены в прямоугольных гробах
(ну хорошо, некоторых кремируют,
а отдельные счастливцы замерзнут в 300 метрах
от вершины Эвереста).
Аналогичное сообщение
закодировано в китайском ширпотребе:
треники хэбе, гроздьями висящие на оптовом рынке,
футболки за 120 рублей с надписью Dolce&Gabbana.
В том же ряду
президент Путин, патриарх Кирилл и певица Ваенга:
ходячие символы
ужасающей тленности нашей природы.
Если ты смертен - не выёбывайся!
Можешь, конечно, запостить в ФБ свою физиономию
на фоне Sagrada Familia,
но о недвижимости на Капри не мечтай.
Да, писатель Горький жил там. И что?
Мусорщики не дадут соврать,
все помойки забиты его тридцатитомниками
(прямоугольные гробики - sic!)
Тогда уж лучше колбасная эмиграция.
Это честно.
Но евро, как вы знаете, под угрозой.
А крах доллара старик Воннегут предсказал еще
в 1985 году.
Рубль можно почтить минутой молчания прямо сейчас.
Все тленно.
Хорошо марсоходу Curiosity!
Он никогда не узнает,
чем закончился процесс Pussy riot
и какое именно сообщение о конце света
не было подлой наёбкой пиращиков,
раскручивающих очередной сайт.

 

Андрей Филимонов
(Томск)
Поэт, прозаик, тележурналист. Автор нескольких книг стихов и прозы. Публикации в сборниках «Нестоличная литература», «Антология русского верлибра», журналах «Сибирские огни», «День и ночь», «Вавилон».
×

Производство студия "Троянский конь" (Томск, 2012)


Идея: Андрей Филимонов. Камера: Олег Иванов, Андрей Юрченко. Монтаж: Светлана Мельник. Музыка: Наталья Нелюбова. Графика: Лариса Лавникович.
×